00:30 

Немного о женихе и невесте

Summerroush in Summershell
Что бы мы сделали, будь у нас мозги? (с)
Желающие последовать нашему благому примеру да выложат в сообществе известную окружающим информацию о себе :)

Колин МакФингалл, родился 4 февраля 1960г в дер.Торридон.
Ави Аббот, родилась 7 июня 1960г в одном из предместий Лондона.

Известное жителям деревни Торридон:
Отец Колина - Этард МакФингалл, специалист по крупным животным, работает в заповеднике, в Торридоне бывает больше наездами. Мать - Элсбет МакФингалл (в девичестве МакЛеод), местная знахарка.
Колин родился в Торридоне и воспитывался в клане МакЛеодов, клане своей матери. До 10 лет занимался всем тем же, что и сверстники - пас овец, дрался с мальчишками, носился по склонам и с гордостью носил клановые цвета. Любил задрать нос и показать, что он здесь главный, не стесняясь доказывать своё мнение кулаками, но вообще нрав имел лёгкий, отходчивый, камня за пазухой не держал и всегда был готов к примирению.
В 11 лет уехал в Лондон в закрытую школу, с тех пор приезжал только на Рождество и летние каникулы. Лет в 13 привёз на летние каникулы в Торридон девушку, Авиату Аббот, представил своей невестой и, казалось, был вполне серьёзен в своих намерениях. Девушка, дочь каких-то английских "офисных работников", оказалось славной и приветливой, не чуралась домашней работы и очень интересовалась местными обычаями - в общем, пришлась всем по душе. Все ждали, что будет объявлено о свадьбе после окончания школы. Однако через два года на летние каникулы Колин привёз уже другую девушку, Ханну. Все несколько удивились, но пожали плечами и решили не лезть не в своё дело, хотя кое-кто, конечно, поговаривал, что не дело это - вот так вот невест менять каждый год, но поговаривал тихо, вполголоса. И уже в середине 1978 года в Торридон пришло письмо от Колина, где он просил родительского благословения на свадьбу - и всё-таки с Авиатой. Все, опять же, недоуменно пожали плечами, но порадовались, что мальчик наконец-то определился. И готовятся гулять на свадьбе.

Известное жителям магического Лондона:
Отец Колина - Этард МакФингалл, специалист по драконам, работает в Уэльском заповеднике. Мать - Элсбет МакФингалл (в девичестве МакЛеод), знахарка в Торридоне.
Колин родился в маленькой шотландской деревушке, в 11 лет отправился учиться в Хогвартс, практически с первого курса начал встречаться с Авиатой Аббот.
Потом в их отношениях произошёл какой-то разлад, но в итоге они решили пожениться. Мальчик неплохой (хоть и слишком громкий и задиристый иногда), добрый, очень увлечён изучением драконов, вскоре после свадьбы собирается отправиться на стажировку в Уэльский заповедник.

Родители Ави - Александр Аббот, сотрудник Отдела магических игр и спорта Министерства Магии, чистокровный волшебник, наследник достаточно древней фамилии, потомственный выпускник Хаффлпаффа, и Абигайль Аббот (ур. Дженкинс), магглорожденная колдунья, работает в Отделе контроля за сетью летучего пороха. Старший брат Авиаты, Аарон, выпустился с Хаффлпаффа три года назад.
Сама Ави выросла на смеси сказок магов и магглов, смыслом жизни почитает заботу об окружающих, вечно опаздывает, до ужаса боится крыс, обожает Хаффлпафф и с пятого курса носит префектский значок.

Известное ученикам и преподавателям Хогвартса:
Отец Колина - Этард МакФингалл, специалист по драконам, работает в Уэльском заповеднике. Мать - Элсбет МакФингалл (в девичестве МакЛеод), знахарка в Торридоне.
Практически до самого отправления в Хогвартс Колин не знал о магическом мире, а когда узнал - в частности, то, чем занимается его отец на самом деле, пришёл в неописуемый восторг и понял, что хочет заниматься тем же - работать с драконами. В Хогвартсе был распределён на Хаффлпафф, чему очень обрадовался, поскольку цвета факультета совпадали с клановыми цветами МакЛеодов; поэтому на первых курсах ходил в килте, расквашивая носы тем, кто смел говорить, будто это юбка.
Не смотря на врождённую задиристость и несколько буйное поведение на первом курсе, в дальнейшем Колин уважал школьные правила и устав, полагая, что их не просто так выдумали, и для чего-то они всё же нужны. Однако, как натура увлекающаяся, он могу запросто нарушать правила случайно – засидевшись, например, допоздна в библиотеке (забившись в самый неприметный угол, чтоб не мешали) со справочником по драконологии с таблицами и иллюстрациями.
Открытость и незамысловатость характера позволили сойтись Колину со многими однокурсниками: он был не силён в разного рода интригах, высказывал всё, что думал, прямо, сразу же, но, за редким исключением, никого не желал обидеть, так что даже нелицеприятные моменты, возникающие время от времени, сводились к шутке. Правда Колин не был большим поклонником квиддича, но с тем, что он всегда горой стоял за родной факультет во всём, это не бросалось в глаза – да и не квиддич же главное в жизни.
После окончания пятого курса Колин напросился к отцу в заповедник на практику и вернулся в школу с утроенным рвением пойти по стопам отца. К этому времени все окружающие и так уже знали, что стоит лишь дать намёк, и Колин может начать разглагольствовать о драконах, их повадках и условиях содержания, и заткнуть его будет нелегко.
Уже на первом курсе Колин сошёлся с Авиатой Аббот, и в дальнейшем считал, что их свадьба - дело решённое. Всё было отлично вплоть до пятого курса, когда Колин с Авиатой расстались, Колин зачем-то ходил драться с Джеймсом Поттером, а потом Колин стал встречаться с Ханной Дэйл. Однако после Рождества на седьмом курсе что-то опять произошло, и Колин, расставшись с Ханной, вновь стал встречаться с Авиатой и уже официально предложил ей и руку, и сердце, и защиту, - его и его клана, - и бесконечные ярды тартана клановых цветов, и все закаты и рассветы Хайленда. Авиата согласилась.

Родители Ави - Александр Аббот, сотрудник Отдела магических игр и спорта Министерства Магии, чистокровный волшебник, наследник достаточно древней фамилии, потомственный выпускник Хаффлпаффа, и Абигайль Аббот (ур. Дженкинс), магглорожденная колдунья, работает в Отделе контроля за сетью летучего пороха. Старший брат Авиаты, Аарон, выпустился с Хаффлпаффа три года назад.
Смысл жизни Авиата Аббот видит в том, чтобы заботиться об окружающих. Порой ее забота может быть чересчур навязчивой, а сама мисс Аббот – чересчур настырной, но это, по ее мнению, как раз тот случай, когда лучше перестараться, чем недоглядеть. Не выносит, когда кому-то рядом с ней плохо/неуютно/холодно/голодно/грустно/одиноко/etc. и каждый раз готова из кожи вон вылезти, чтобы это исправить. Даже если ей просто кажется.
Забота эта распространяется на всех (ну не умеет Ави по-другому!), но хаффлпаффцы подвержены ей особо. Авиата привыкла считать свой факультет своей семьей. Сначала – потому что там, правда, на три курса старше, учился ее брат. Потом брат выпустился, а ощущение семьи осталось. И к седьмому курсу обострилось до предела.
Идеалом для Ави всегда был домашний уют – во всем. И она всегда к нему стремилась – так же во всем. Она не пытается строить из себя «сильную и гордую женщину» - ей не кажется зазорным попросить помощи, она не стыдится своих слез и слабости. Демонстрировать направо и налево она их, правда, тоже не будет... Картинные истерики – не ее профиль. Она обожает готовить (особенно всяческую выпечку), ухаживать за цветами, вязать на спицах... А осенью шестого курса Ави привезла в Хогвартс собственную гитару. Первые несколько месяцев песни Ави звучали в гостиной чуть не каждый вечер, но за следующие полгода пыл немного поумерился, представления о собственных вокальных способностях перестали быть столь лестными, и теперь Авиата берет в руки гитару только если кто-то выскажет желание послушать ее. Ну, или когда уверена, что ее никто не видит и не слышит.
В учебе Ави всегда была довольно старательна и аккуратна (если не учитывать частоту ее опозданий везде и всюду - даже полученный на пятом курсе префектский значок не слишком-то помог делу). Не все и не всегда у нее получалось, но усидчивость и помощь товарищей еще ни разу ее не подводили. Кроме того, она каждый раз очень серьезно воспринимает межфакультетские гонки по баллам. Ее, кажется, до сих пор можно довести до слез всего лишь фразой «10 баллов с мисс Аббот», несмотря на то, что выпускные экзамены давно в прошлом.
Как ни странно, о будущей профессии Ави еще ни разу не задумывалась всерьез, хотя, казалось бы, пора уже... Что же до мечтаний о будущем – ее всегда манила жизнь домохозяйки, матери большого семейства. Свой дом, любящая семья, орава детишек и трехцветная кошка – вот, пожалуй, и все, что ей нужно для счастья.
Ну и чтобы война закончилась, конечно.

Еще в Хогвартс-экспрессе Ави приметила высокого для своих лет мальчика-первокурсника в красивой черно-желтой клетчатой юбке – он сидел в том же купе, что и она с братом. Когда Аарон, удостоверившись, что с Ави все хорошо, отправился к своим друзьям, первое, что она сделала – это спросила, не собирается ли мальчик на Хаффлпафф. Ребята разговорились. Выяснилось, что мальчика в юбке зовут Колин МакФингалл и он приехал из Шотландии, что юбка – это никакая не юбка, а килт, и что Колин довольно мало знает о мире волшебников. В общем, за веселой болтовней время в пути пролетело совершенно незаметно.
Когда поезд прибыл на станцию в Хогсмиде, Колин помог Ави спуститься и выдал: «Я на тебе женюсь!»
Всю дорогу до замка (они, конечно, оказались в одной лодке) Колин расписывал ей прелести ее дальнейшей судьбы: толпы восторженных родственников на свадьбе, метры черно-желтой ткани на юбки, все восходы и закаты Хайленда и все в том же духе. Ави была нисколько не против – Колин ей понравился, а то, что он рассказывал, вполне отвечало ее представлениям о счастливом будущем.
Так они провели вместе почти четыре года – навещали друг друга на летних каникулах, встречались на выходных, смеялись, разговаривали, обсуждали совместное будущее, когда в шутку, а когда и всерьез... Все вокруг уже привыкли к мысли, что после школы эти двое поженятся. А куда им деваться?
Но вот на четвертом курсе, в конце февраля, недели через две после четырнадцатилетия Колина, Ави, бледная, с покрасневшими глазами, сообщила ему, что нужно «серьезно поговорить». Найдя укромное место, она, краснея, бледнея и сбиваясь, залепетала что-то вроде: «Ты такой хороший, а я тебе совсем не подхожу...» и «Колин, прости меня, я же почти изменила тебе!..»
Объяснение вышло путанным и прерывистым – видно было, что девочка очень волновалась и стыдилась саму себя. На вопросы Колина, что она имеет в виду, говоря «измена», Ави покрывалась пятнами, глаза наполнялись слезами, но произнести ничего она так и не смогла. Юноша, который уже минут сорок пытался выслушать жалкие попытки своей невесты объяснить хоть что-нибудь, сказал, что пока Авиата не сможет внятно рассказать, в чем дело, он будет считать, что никакого разговора не было – и ушел, оставив девочку справляться с волнением самостоятельно.
За следующие месяца полтора Ави предпринимала еще несколько попыток объясниться, но эти попытки ничем не отличались от той, первой. Все это время Колин, хоть и старался сделать вид, что ничего не происходит, все же ходил смурной и раздражительный, а глаза Авиаты почти всегда были припухшими и покрасневшими от слез. При этом на вопросы «в лоб» вроде «Вы что, поссорились?!» оба отвечали неизменным отрицанием.
Причина всплыла в середине апреля. Даниэль, друг и поверенный Авиаты, не выдержал и рассказал Колину, что же она имела в виду: тогда, в феврале, она засмотрелась на гриффиндорца Джеймса Поттера и, кажется, на некоторое время даже влюбилась в него. Такие мысли и чувства совершенно не сочетались в ее сознании с образом добропорядочной невесты, и Ави чувствовала себя ужасно виноватой перед Колином, но так и не смогла признаться ему.
Даниэлю она рассказала все почти сразу – доверие к нему, возникшее еще на первом курсе, и его способность всегда утешить и поддержать делали его «любимой жилеткой» и неизменной «службой психологической помощи» девочки. Она просила никому об этой ситуации не рассказывать – а особенно Колину. Ави знала, что должна сделать это сама.
Колин же, узнав все это, поржал рассмеялся, объяснил Ави, что не сердится на такие глупости, и все потекло своим чередом – почти как раньше.
Однако еще через полтора месяца, в конце мая, Ави снова отозвала Колина в сторонку на «серьезный разговор». И волновалась она почти так же, как в прошлый раз.
Оказалось, что ей все еще не давал покоя случай с ее «изменой».
Если кратко, то содержание ее слов сводилось к простому и незамысловатому «давай останемся друзьями», но ей было так жаль огорчать Колина и так стыдно зато, что она е может этого не делать, что ее «речь» звучала ненамного лучше и понятнее, чем в феврале.
Колин поскрежетал зубами, но, поглядев на в конец несчастную девчонку, согласился. Правда, прибавив что-то вроде «но это временная мера».
Как бы там ни было, осенью вернувшись с каникул на пятый курс, Колин МакФингалл заявил примерявшей новый префектский значок Авиате, что, в конце концов, даже рад, что они пришли к такому решению.
Добрая дружба между ними и правда никуда не делась... по правде сказать, их отношения почти не изменились, потеряв только статус «парочки». К обоюдному, надо сказать, удовольствию. Воспоминания о проведенном вместе времени не тяготили ни одного, ни другую, а, наоборот, согревали их изнутри и вызывали только теплую улыбку.

А весной следующего года Колин стал встречаться с Ханной – несколько раз они вместе засиживались в библиотеке, вместе готовились к занятиям, и ещё Ханне были интересны разглагольствования Колина о драконах и не только. И на летних каникулах Колин приглашал Ханну к себе – и в горы, к семье, и к отцу, в заповедник.
Потом настал последний год обучения в Хогвартсе – седьмой курс, подготовка к выпускным экзаменам – и последнее Рождество в школе. А Рождество – это подарки, сюрпризы и неожиданности. Вот неожиданность с Колином и произошла – неосмотрительно попробовав каких-то конфет, подсунутых то ли по научению полтергейста, то ли просто однокурсниками от всей души, Колин почувствовал себя по уши влюблённым…в Авиату. Опять. Подумав некоторое время и решив, что он – порядочный человек, Колин признался Ханне: в том, что он горный козёл, болван и негодяй, а Ханна – одна из прекраснейших девушек, отличный друг и всё такое, но он, Колин, окончательно понял, что любит Ави. И, как честный человек, предлагает остаться просто друзьями. Ханна согласилась. Проследив, что Ханна не хочет бросаться со скалы или оставаться несчастной всю свою оставшуюся жизнь и постаравшись скрасить эту самую последующую жизнь конфетами и смешными историями, Колин пошёл к Авиате и во всём признался теперь уже ей. И предложил ей руку, сердце, верность до скончания дней, признание своего клана и всё, что она только пожелает – уже сознательно. Девушка согласилась. Колин был готов жениться сразу же, но Авиата настояла на том, чтобы свадьба состоялась после окончания выпускных экзаменов. После некоторых препираний и рассмотрения нескольких вариантов, дата торжества была назначена – 4 августа 1978 года.

   

Широкая шотландская свадьба

главная